Главная » 2012 » Ноябрь » 5 » Галим Мавлюкасов. Последний аккорд
10:43
Галим Мавлюкасов. Последний аккорд
Смерть никогда не спрашивает, когда ей прийти. Она забирает людей, принося с собой только страдание и слезы.

1 ноября известному уфимскому ударнику, педагогу от Бога, деятелю искусств и просто удивительно харизматичному человеку, Галиму Мавлюкасову исполнилось бы 62 года.

Он родился в деревне Юлдыбаево Кугарчинского района. До 10 лет жил в деревне, потом его отправили учиться в Уфу. В 1973 году поступил в Казанскую государственную консерваторию на ударника. С 1977 года работал в Уфимском училище искусств, где был заведующим отделением ударных и духовых инструментов. С 2001 года, с самого дня основания оркестра НОНИ, работал в Башкирской государственной филармонии. С 2002 года работал в Уфимской государственной академии искусств имени Загира Исмагилова, где получил звание доцента. В 2009 году получил звание заслуженного артиста РБ. Параллельно работал педагогом в ССМШ при УГИИ.

Галим Мавлюкасов часто возил своих учеников на конкурсы, практически все они становились лауреатами. Сейчас ученики продолжают его дело в Германии, во Франции, в Москве, играют в известных оркестрах. Этот человек был профессиональным музыкантом, артистом и педагогом. В другой сфере он себя и не представлял.

Прима-балерина Башкирского государственного театра оперы и балета Гульсина Мавлюкасова поделилась воспоминаниями об отце:

- В его семье было 10 детей, времена тогда были очень трудные. Его пришлось отправить в Уфу, но он никогда об этом не жалел. Конечно, хотелось побольше общаться с родителями.

Папа часто ездил на гастроли с НОНИ, в основном по Башкирии. Он сделал загранпаспорт, но ни разу не съездил за границу. То ли боялся, то ли не хотел. Отказывался от всего этого. По России тоже часто ездили. Последние его гастроли с училищем искусств были в Казани, где они заняли первое место. С такой радостью приехали! Видимо, переволновался и на следующий день его не стало.

Папа на месте никогда не сидел. Настолько деятельный был человек, что ему постоянно нужна была суета, беготня. Даже дома в выходной не знал, куда себя деть. Постоянно ему надо было двигаться, был очень активный: Фигаро тут, Фигаро там.

Он болел за своих студентов. Мы даже с моим старшим братом иногда как бы ревновали: «Пап, ты к своим ученикам лучше относишься, переживаешь за них больше, чем за своих родных детей».

Когда работал в ССМШ, а там многие дети из деревень учатся, доходило до того, что он их кормил, носил им еду, давал деньги. Полностью опекал и оберегал их. Или вот ученик его в училище отучился, дальше идет в институт искусств, и он все равно продолжает до последнего за ним следить и курировать, направлять по жизни.

В детстве папа водил меня на танцы. А потом, когда было поступление в хореографическое училище, он, ничего мне не говоря, просто повел меня туда и все. Не говорил, что я буду делать, куда я иду. Все три тура со мной ходил, и потом меня приняли.

У меня детство прошло в училище искусств и в театре. Папа здесь (в театре оперы и балета – прим. ред.) тоже какое-то время работал. В принципе, почему я и полюбила балет, потому что с четырех лет находилась в оркестровой яме, смотрела все спектакли.

В детстве папа сделал мне пачку из барабанной покрышки. Подвязал мамины халаты, одел юбку. Мама противилась, не хотела, чтобы я была балериной, а папа угадал мое призвание и поддержал, что самое главное. Получается, дал мне профессию.

Самая большая поддержка всегда была от папы. Придешь к нему, когда тебе плохо, а он скажет: «Дочь, все будет хорошо». Запрещал мне говорить о людях плохое. На все мои спектакли ходил, дарил цветы.

Папа был достаточно скрытный человек, никогда не говорил, что у него внутри творится. Не показывал, что ему плохо. Всегда создавалось впечатление, что у него все хорошо. Хотя много что в жизни было.

Никогда не жаловался. И меня учил этому. Сейчас я остро вспоминаю его слова. Я человек эмоциональный, говорю не думая, а потом жалею. Папа меня всегда осаживал: «Сначала думай, дочь, лишний раз промолчи, кивни головой, уйди». Действительно, правильно говорил.

Еще такая черта была у папы: он никогда не загадывал ничего наперед. «Сегодня дал Аллах день, его надо жить».

Но торжествах он всегда был в центре внимания. Так больше шутить никто не умеет. А бывает, с братом ссоримся или с мамой, так папа у нас был как громоотвод. Не любил ругаться, не любил ссор и дрязг. Очень светлый и легкий человек, с ним всегда легко было общаться, все находили с ним общий язык.

В прошлом году он перенес сильный инфаркт. Врач сказал себя беречь. Папа первые два месяца полежал, но потом все пошло по-старому: работа, работа, работа. Человек такой.

Он ушел, как говорят музыканты, на красивой, высокой ноте.

Сейчас я благодарна папе, он мне дал свободу. Не было террора: туда не ходи, это не делай. «Дочка все нормально? Деньги нужны? Если что, ты знаешь, где я». Но в то же время не расслаблял меня, говорил, что гуляния гуляниями, а учеба учебой и работа работой.

Таких людей очень мало! Я ему всегда говорила, еще при жизни: «Ты у меня самый лучший папа!» А теперь надо научиться жить без него и жить дальше. Я очень надеюсь и верю, что ему там хорошо».

Галима Мавлюкасова не стало 22 октября. Смерть не значит забвение. Он будет жить в сердцах своих родных и близких, его ученики всегда будут вспоминать своего педагога. Говорят, что когда мы плачем об ушедших людях, мы расстраиваем их. И пусть все, кто знал Галима Аделовича, вспоминают его только с улыбкой и теплотой.

Автор: Людмила Щетинина
Источник - i-gazeta.com


Г.Мавлюкасов со своими земляками - оркестром Кугарчинского РДК на марш-параде духовых оркестров, г.Уфа, 24.04.2010.
Категория: Наши новости | Просмотров: 598 | Добавил: РФ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar